Про славу русского оружия

Любые вопросы, касающиеся исторических событий в технике, истории, музеев, современных и прошлых проектов и технологий

Модераторы: AB-Engine, Aston, Администраторы

Ответить
Аватара пользователя
AB-Engine
Гуру
Сообщения: 19133
Зарегистрирован: 01 июн 2004, 20:45
Откуда: Москва-Киев-Одесса
Контактная информация:

Про славу русского оружия

Сообщение AB-Engine »

«Расцвет» над Египтом: как Насер проиграл Войну на истощение

Исключительно интересная история - в 70-х и 80-х она была полностью секретной от савеЦкого народа. 8)

Изображение

Полвека назад лидеры арабских стран решили, что они вывели идеальную стратегию для противостояния с Израилем. А потому вместо большой войны, в которой они наверняка потерпели бы быстрое и болезненное поражение, было решено «играть не своём поле» - медленно, долго и не считаясь с потерями.

Что же пошло не так?

Великий Сунь-цзы говорил: «знай себя и знай своего врага». Арабы плохо знали и тех, и других.

Эта история началась с внезапной катастрофы Шестидневной войны. Горящие аэродромы, ряды выстроенных как на параде самолётов – тоже горящих. Единицы взлетающих МиГ-ов быстро гибнут в воздушных боях. А на земле – танковые колонны «Центурионов», проходящие десятки километров в сутки по пустыне. Брошенная техника, тысячи пленных, знаменитая «дорога смерти» на перевале Митла, и ощущение полнейшего разгрома. Вызывает какие-то смутно знакомые ощущения, правда? В арабских странах до сих пор очень не любят вспоминать ту войну – в отличие от нас, они её закончили далеко не в Иерусалиме.

Через пару месяцев СССР отправляет на Ближний Восток сотни новых танков и самолётов, а злые языки шутят – может, лучше сразу продать их Израилю, минуя неудачливых посредников?

Сегодня кажется, что любая попытка арабской коалиции воевать с Израилем была с самого начала обречена на поражение. По крайней мере, до тех пор, пока арабские лидеры боялись своих солдат больше, чем израильских. Вы ведь наверняка скажете – глупо немногим больше чем через год после ужасного разгрома начинать новую войну? Но взгляните на это глазами арабских политиков. По большому счету, что им оставалось делать? Грозно топать ногами и подписывать хартумские резолюции («нет миру, признанию и переговорам с Израилем»), да обещать страшно отомстить. До лета 1967 года такие угрозы всерьёз пугали, теперь – вызывали лишь насмешки.

В общем, лидеры арабских стран решили продолжить войну. Любая попытка переговоров о возвращении занятых израильтянами территорий означала фактически предательство «палестинского дела», а главное - могла вестись только при условии признания факта существования Израиля. Согласиться на переговоры – значит смириться с унизительным поражением. Проблема была в том, что ни одному из лидеров арабских стран его сограждане такого выкрутаса бы не простили. Вспомним Анвара Садата, которого за это расстреляли собственные военные прямо на параде в честь годовщины Октябрьской войны.

Другого пути не было. Потери были восполнены – СССР в своей бесконечной щедрости просто прислал в Египет всю необходимую технику. Вместе с ней, по тому же маршруту отправились сотни офицеров из СССР – чтобы наконец научить египтян воевать. Меньше чем за год армия Египта была уже больше, чем до войны, а к началу 1969 года Насер был готов начать заново и победить. Ну, по крайней мере он в это свято верил.

Вопрос был не в том, воевать с Израилем или нет.

Вопрос был в том, как это делать.

Если действия врага приведут к потерям в 3000 человек в этой кампании, мы всё равно сможем продолжать борьбу, так как у нас имеются людские резервы. Если наши действия приведут к 10 000-м потерям врага, он будет вынужден прекратить сражаться, потому что у него нет людских резервов.

И Насер решил, что пришло время поквитаться за унижение 1967 года. Да, мы пока не можем победить Израиль в войне – но мы можем задушить его экономику необходимостью постоянной мобилизации. Ежедневными обстрелами, диверсиями. Монотонно. Рутинно. Механистично. Пока Израиль не согласится вернуть Синай, а лучше – и Газу, и Голаны.

Вот смотришь цитату выше и понимаешь – как же они себе льстили! Действительно, превосходство египтян в артиллерии было почти десятикратным, сказались советские поставки. Действительно, Израиль не мог держать мобилизованными такое количество резервистов, буквально вырывая их из экономики страны. А главное – израильская армия была очень чувствительна к потерям. В общем, шансы у Египта были.

Дьявол, правда, крылся в деталях – шансы были, если бы израильтяне действовали по «отведённому» им сценарию. А главное – если бы они не задействовали свой главный «актив», принёсший им успех в 67-м - авиацию.

Изображение
Мираж и его израильское продолжение Кфир были очень злой силой в дофантомную эпоху.

Изображение
Израильский Скайхок А-4 нес столько бомб, сколько никому не унести

Я достаточно долго пытался понять, как египтяне собирались нейтрализовать израильскую авиацию. Ведь очевидно, что без этого любая попытка конфликта с Израилем обречена с самого начала. Ответ кажется простым и немного шокирующим – в Египте такими мелочами просто не заморачивались.

В марте 69-го Насер объявил полномасштабную Войну на истощение. К тому моменту, ЦАХАЛь уже возвел на Канале укреплённую линию Бар-Лева, а египтяне после серии диверсий поставили охрану вокруг любого важного объекта. Арабы начазли постоянные обстрелы израильских укреплённых пунктов на восточном берегу. А дальше случилось то, что должно было случиться. Израиль не имел достаточно артиллерии – он ответил массированными налётами авиации.

Начались первые столкновения в воздухе. И тут совершенно внезапно арабы поняли совершенно очевидный факт – они не знают, что с этим делать. Нет, справедливости ради, они вынесли много уроков из катастрофы 67 года. Теперь их авиабазы защищало плотное кольцо ствольной артиллерии и ЗРК, самолёты были рассредоточены по стоянкам, а большинство истребительных эскадрилий имело как минимум два аэродрома базирования. Вот только расклад это не меняло – в этой войне ударов по аэродромам всё равно не намечалось.

А есть ли у вас пилоты?

Перед Шестидневной войной в Египте было 224 лётчика, квалифицированных для полётов на одноместных реактивных самолётах. 33 из них погибли, около дюжины – попали в плен, ещё несколько десятков вышли из строя по разным причинам. Фактически, в какой-то момент на одного квалифицированного египетского лётчика-истребителя приходилось два самолёта. И не было ни единого способа решить эту проблему быстро.

Ситуацию усугубила атмосфера вечного поиска новых внутренних врагов. Десятки опытных пилотов и высокопоставленных офицеров ВВС были арестованы и отправлены в тюрьму по подозрению в нелояльности. Ирония ситуации в том, что после смерти Насера в начале 70-х большинство из них вернулись в ВВС. А пока лётный состав ВВС Египта жил в атмосфере тотальной паранойи – от полётов отстраняли за малейшее подозрение. Доходило до смешного – после войны 67-го года вернувшихся из плена пилотов тут-же списывали с лётной работы. К слову, эту практику отменили буквально через несколько месяцев по вполне очевидной причине. Летать стало некому.

Изображение
Обычный результат, когда навстречу израильским асам вылетали египетские желторотики-скороспелки

Казалось бы, хуже уже не может быть … но египтяне и здесь сумели удивить! Нескольких пилотов выкинули из ВВС за … излишнее внимание к израильским самолётам. Да - фактически – они просто слишком настойчиво пытались разобраться в характеристиках израильских «Миражей», в израильской тактике ведения воздушных боёв, и не выражали полной уверенности в тотальном превосходстве МиГ-21, а потому были немедленно отправлены «на землю». Надо понимать, что это были не самые худшие лётчики, а потому уровень потерь начинал расти пропорционально градусу политического мракобесия.

Лидеры арабских стран боялось своих армий куда больше, чем израильской. В итоге, лояльность ими ценилась выше, чем профессионализм.

Там, где израильтяне были ограничены только здравым смыслом и основательно подорванным войной инстинктом самосохранения, арабские пилоты соблюдали десятки инструкций, положений, рекомендаций, официальных и неофициальных. В 60-х годах средний израильский пилот летал порядка 600-800 часов. Араб – в лучшем случае 150. При этом зачастую он был курсантом или выпускником лётной академии. Сирийцы вообще сократили курс подготовки пилота до полугода, чтобы получить хоть кого-то, способного поднять самолёт в воздух. В итоге, эти недоучки, которые только-только научились садиться «соло», сталкивались с людьми, многие из которых помнили ещё 56-й год. Вас всё ещё удивляет, почему на один сбитый израильский самолёт в те годы приходилось десять арабских? Меня – удивляет, я не всегда понимаю, как они вообще умудрялись хоть кого-то сбивать.

Изображение
МиГ-17... Воевать на этом самолете с миражами и фантомами мог только не вполне здоровый психический.

Египтяне всеми средствами расширяли курсы подготовки лётчиков и брали на них практически всех подходящих кандидатов. Просто сравните это с израильским лётным курсом, шедшим под девизом «лучшие в лётчики», и отсевом 98% кандидатов. Новыми инструкторами для молодых египетских пилотов стали все, кого только смогли найти - и индусы, и пакистанцы, и советские инструктора, причем часто – одновременно! Часть кадетов отправлялась в СССР – они, в целом, получили несколько лучшую подготовку. Но при всём желании – невозможно за год сделать из неподготовленного курсанта хорошего пилота. Но других в Египте в то время не было.

Всё это привело к одному закономерному результату – Египет проиграл войну в воздухе почти сразу. За весь 1969 год арабы смогли сбить пол дюжины израильских самолётов, потеряв от 30 до 50 своих, и выиграв всего один (!) воздушный бой, да и тот – вопреки указаниям с земли. Едва ли не в каждой египетской части присутствуют советники из СССР – от пехотного батальона и до генерального штаба. Вот только пока эффекта от их действий немного.

Всё лето стороны обмениваются ударами – в ответ на каждый обстрел египетской артиллерии за Канал вылетают самолёты. В сентябре Израиль проводит знаменитый «Равив», рейд по западному берегу Суэцкого залива на трофейной технике. Колонна из шести Т-55 в сопровождении «Скайхоков» прокатывается по египетским позициям, в прямом смысле раздавив несколько комплексов С-75, постов РЛС и одного генерала, который пытался её остановить. Потери израильтян – три человека и один «Скайхок». На одной из позиций ЗРК после атаки «Скайхоков» погибли двое советников - полковник Василий Корнеев и майор Павел Карасев. Они стали первыми «советскими» жертвами новой арабо-израильской войны.

Израильтяне практически перестают воспринимать египетских пилотов как серьёзную угрозу. Вместо традиционных пар они переходят к откровенно авантюрному ведению боя поодиночке, не прикрывая друг друга. Всё ради того, чтобы сбить египтянина быстрее товарища и быстрее пополнить счет. Это уже не война, это – охота.

У Насера от всего пережитого случается инфаркт. На следующий день египтяне пытаются ответить авиацией. Первая волна МиГ-17 и Су-7 успевает добраться до целей на Синае. Вторую и третью с распростёртыми объятиями встречают две израильские эскадрильи. Итог удручающий – египтяне теряют дюжину самолётов, разменяв их на один сбитый «Мираж» и несколько атакованных позиций ЗРК. Но это было только началом.

Его величество Фантом

В пятницу, 5 сентября 1969 года, за несколько часов до наступления Шаббата, на Святую Землю прибыл его величество F-4Е «Фантом», в количестве четырёх штук. На них быстро закрасили американские пятиконечные звёзды и нарисовали другие – шестиконечные. Очень быстро стало понятно, что новый самолёт хоть и не обладает врождённым изяществом «Миража», но превосходит француза практически во всём. Несёт больше бомб, летает дальше, и не уступает «французу» в воздушном бою. А ещё отличная для своего времени РЛС. По сравнению с «французами» он выглядел настоящей кувалдой – в Израиле его так и назвали, «Кувалда», «Курнасс» на иврите.

Изображение
Фантомы!

Вообще, про уровень подготовки израильских пилотов того времени есть одна замечательная история. В марте 69го делегация ВВС Израиля переучивалась на «Фантомы» в США, на базе 4452 тактического авиакрыла на авиабазе Джорджия в Калифорнии. В одном из первых воздушных боёв израильский экипаж, для которого этот учебный бой был первым, достаточно легко одержал верх над своими американскими инструкторами, прошедшими Вьетнам. Бой повторили – результат оказался тот же. Американцы не понимал, что происходит – их ученики впервые увидели этот самолёт две недели назад. Джон Мадден, их инструктор, вспоминал потом: «Я пригласил их в свой офис, закрыл за собой дверь и сказал – вы не выйдете отсюда, пока не объясните мне, как вы это сделали». К слову, опыт оказался для него определённо полезным – вскоре Мадден сбил над Ханоем пару МиГов северян.

Когда тот израильский экипаж (их звали Эхуд Ханкин и Шауль Леви) погиб на Голанах в 73-м году, Мадден сказал, что потерял своих братьев.

11 ноября Ханкин и Леви встретились в бою с египетским МиГ-21 и сбили его. Через неделю они же стали первым экипажем Израильского «Фантома», вынужденным покинуть самолёт – отличилось иорданское ПВО.

Изображение
МиГ-21 без сомнения, хороший самолет - савеЦкие вани называли его "смерть Фантому". И действительно, ВВС ЦАХАЛ специально изучали его, чтобы выработать конкретные навыки борьбы с ним. Но самыми главными "навыками" были египетские "желторотики", которых невозможно было быстро подготовить. Да и савеЦкие пилоты были лишь немногим лучше...

Самое любопытное, что часть денег на «Фантомы» собрали буквально краудфайндингом, по подпискам. В эскадрильи звали израильских промышленников, политиков, звёзд местной эстрады. Катали их на самолётах по авиабазе – рад того, чтобы убедить их дать ещё денег. «Дайте своему сыну «Фантом» - говорили они. И ведь работало!

С появлением «Фантомов» инициатива окончательно перешла к Израилю.

До начала сентября 69-го в Иерусалиме не было особого желания разжигать конфликт и провоцировать Насера. Но осенью стало понятно, что размен ударами не принесёт ничего, а Насер прекратит войну только если исчерпает все средства к её ведению. К тому-же американцы дали понять, что не против эскалации конфликта. Мотивация у Киссинджера была простой – египтяне должны увидеть, что советское оружие и советское покровительство не смогут их защитить.

«Линия фронта с Египтом не обязательно проходит только по Суэцкому каналу. Она охватывает весь Египет» - сказал Хаим Герцог. Это был очевидный намёк, и явная угроза.

Теперь у ВВС Израиля был почти идеальный инструмент для её воплощения. В конце 1969 Иерусалим принимают предложение уроженца Москвы и главы армейской разведки АМАН Аарона Ярива (Рабиновича) – начать бомбардировки египетских тылов, и тем самым заставить египтян прекратить войну.

Призраки над Каиром

По иронии судьбы, пара «Фантомов», оказавшихся над египетской столицей, не несла никакого вооружения. В ноябре самолёты, пилотируемые Шмуэлем Хецем и Авиху Бин-Нуном преодолели звуковой барьер прямо над резиденцией президента Египта Гамаля Насера в Миншат аль-Баккари.

Египтяне не успели их перехватить, и эта неудача стоила должности командующим ВВС и ПВО арабской республики, а сам Насер сделал вид, что намёка не понял В реальности, уже к тому моменту президент Египта был в отчаянии. Дела его шли ужасно. Угроза появления «Фантомов» в любой точке его страны изрядно действовала на нервы. Ещё хуже – любая попытка их перехватить приводила лишь к новым потерям – среднестатистический египетский лётчик всё ещё не был готов вести воздушный бой.

Перед египтянами замаячила самая настоящая военная катастрофа… Комплексы С-75, отлично показавшие себя во Вьетнаме, не смогли сбить ни одного израильского самолёта. Арабы ничего не могли поделать с любимой израильской тактикой – прорыв ПВО на малой высоте, подход к цели, бомбометание с кабрирования. Как правило, они не успевали даже сообразить, что происходит. Отчаяние было так велико, что для обнаружения израильских самолётов на Канале появилось подобие сети постов ВНОС. К концу ноября выяснилось, что Египет истощался быстрее, чем Израиль. Фактически, теперь угроза нависла над любым египетским объектом.

Изображение
С-75 в Египте

Особенно сильно египтяне боялись за Асуанскую плотину – впрочем, вот её бомбить как раз и не планировали. И тогда Насер отправился в Советский Союз умолять Брежнева спасти его страну от вездесущих «Фантомов» и «Миражей». СССР дал своё согласие, но до появления египтянам надо было продержаться ещё полгода. И арабы ещё не знали, что в новом году война пойдёт совсем по другому сценарию…

«Расцвет» над Египтом

План Аарона Ярива был простой – бомбить Египет до тех пор, пока Насер не запросит перемирие. Операцию назвали «Приха» - «Расцвет». К моменту её начала в Израиле было уже 16 «Фантомов», разделённых примерно поровну между двумя эскадрильями – 69-й и 201-й.

Операция началась 7 января 1970.

Первой целью «призраков» стал центр подготовки операторов ЗРК в Хелуане, а другая пара атаковала лагерь десантников под Александрией. Звено «Скайхоков» нанесло удар по штабу второго армейского корпуса египтян в районе Тель-эль-Кабир. Там советский полковник Михаил Кальченко, советник в одной из бригад, первый «руси хабир» в новом 1970-м году. Арабы вновь не успели даже поднять самолёты. Впечатление всё это оставляло достаточно гнетущее – ни египтяне, ни советники просто не понимали, что со всем этим делать. ЗРК С-75, стоявшие на вооружение ПВО Египта, были практически неэффективны на высотах ниже 300 метров - «Фантомы» часто летали на 30. 13 января – новый большой налёт. Теперь в Египет летают только «Фантомы» - другим самолётам там нет места. Вскоре огромным костром взрывается склад ракет для С-75 в Тель-эль-Кабир и учебная база под Каиром. 18 января «Фантомы» уничтожают склад боеприпасов в Хелуане – «салют» из горящих снарядов длился несколько часов. Там же в Хелуане 201-я эскадрилья похоронила последнее творение знаменитого немецкого авиаконструктора Вилли Мессершмитта – реактивный H-300 Helwan.

Изображение
Не помог арабам Вилли Мессершмитт... После 70-го года проект египетского истребителя пришлось закрыть навсегда.

В конце января «Фантомы» уничтожают военные склады под Каиром. И снова пожар и взрывы, главный аэропорт страны закрыт на сутки. Уничтожено так много артиллерийских снарядов, что их приходится срочно отправлять из СССР. И снова – беспомощность военных видна всей стране. 22 января израильский спецназ при поддержке «Скайхоков» штурмует укрепленный остров Шедван в устье Суэцкого Канала. Египтяне теряют около ста человек убитыми и пленными, включая роту коммандос ВДВ Египта, у Израиля – трое погибших. Египтяне пытаются огрызаться – но с Синая не всегда возвращается хоть кто-то. Маховик бомбардировок раскручивается с большей силой – 28 января звено «Фантомов» сбрасывает 8 тонн бомб на штаб 6-й моторизованной дивизии в пригороде египетской столицы – там погибло больше сотни египетских военных, включая практически весь штаб дивизии и его советников.

Полковник Иван Огибенин погиб на месте, его коллега Николай Власенко через 2 дня умер от ожогов в военном госпитале Каира. С ними же погиб и их переводчик, лейтенант Зияддин Юсубов. Ещё пятеро советских военнослужащих было ранено. Израильтяне прекрасно знали, что в штабе были не только египтяне, но атаку не отменили. Каир впервые с середины сороковых затягивает светомаскировка. Египетская столица погружалась в серость и мрак, а барабаны войны, грохотавшие где-то далеко на Суэцком канале, теперь стучали у порога каждого жителя Египта.

«Ограниченная война на истощение» стоила Египту тысяч погибших, а города вблизи Канала превратились в призраки. Объекты гражданской инфраструктуры Египта никогда не были «легитимными» целями для израильтян – за исключением разве что электростанций. Тем не менее, ошибки случались, и иногда – весьма трагические и имевшие далеко идущие последствия. Первой такой «ошибкой» был металлургический комбинат в Абу Забаль, в ходе операции «Приха-9» 18 февраля. «Фантом» из 69-й получил повреждения во время захода на цель и находившийся под огнём экипаж в итоге отбомбился по металлургическому комбинату вместо склада, который и был целью налета.

Второй случай, ещё более печальный, случился в апреле, незадолго до начала советского вмешательства. Пара «Фантомов» из 201-й уничтожила начальную школу в городе Бахр-эль-Бахр, в которой в это время шли занятия. Израильтяне утверждали, что египетские военные сознательно использовали детей в качестве живого щита, но атаку целей, находящихся в застройке, после того случая запретили. Советская пресса с удовольствие и во всех подробностях описала оба этих случая, называя Даяна мало что не Моше Адольфовичем, а израильские удары по Египту – актами терроризма.

Впрочем, для СССР того времени такая риторика была вполне естественной. В США и Израиле тоже были очень недовольны – репутационный ущерб был слишком большой, да и у самих пилотов сработали моральные ограничения. В итоге, арабы проиграли Войну на истощение по одной простой причине – их военно-воздушные силы оказались не готовы противостоять израильтянам. Просто потому, что за полтора года, прошедшие с предыдущей войны, подготовить достаточное количество лётчиков невозможно чисто физически. Понимали это в Египте? Скорее всего, те, кто понимал просто не рискнули озвучивать свои сомнения. Себе дороже.

Ещё раз вспомним, в чем главная разница между соперниками: армия Израиля должна быть в первую очередь боеспособной, а Египта – лояльной. Египет потерпел очередное поражение, но уже в апреле ситуация изменилась - первые советские регулярные части наконец прибыли. И над Египтом началась совсем другая война...


Отсюда
С уважением,
персонал Моторного центра
АБ-Инжиниринг.
Аватара пользователя
AB-Engine
Гуру
Сообщения: 19133
Зарегистрирован: 01 июн 2004, 20:45
Откуда: Москва-Киев-Одесса
Контактная информация:

Re: Про славу русского оружия

Сообщение AB-Engine »

Продолжаем тему позорнейшего позора.

Израиль: Удар жареного «Петуха»

Изображение
Советский радар П-12, похищенный израильскими десантниками в ночь на 27 декабря 1969 г.
Сейчас этот радар находится в Музее израильских ВВС на авиабазе Хацерим


Изображение

История о том, как израильские коммандос прямо из-под носа у египтян увели новейшую советскую радиолокационную станцию П-12, давно уже стала одной из самых красивых военных легенд ХХ века.

За полвека она обросла множеством самых невероятных подробностей, в которые верят даже многие офицеры ЦАХАЛа. Поэтому израильский историк Ури МИЛЬШТЕЙН решил рассказать, как это было на самом деле.

А был ли мальчик?

Нет, мальчик как раз, безусловно, был. Это сегодня Рами Шалев является гендиректором израильского отделения компании «Кока-кола», а тогда в 1969 году он проходил срочную армейскую службу в техническом отделе разведки ВВС ЦАХАЛа и входил в команду, занимавшуюся расшифровкой спутниковых фотоснимков.

Война на истощение, начатая Египтом, была в самом разгаре. Почти ежедневно египтяне наносили удары, уносящие жизни израильских солдат, а вот попытки ответных ударов со стороны Израиля далеко не всегда оказывались удачными. Немалую роль в этих провалах играли поставленные Египту Советским Союзом новейшие радиолокационные станции П-12. Они позволяли засекать израильские самолеты на большом расстоянии, даже когда те летели совсем невысоко. ВВС Израиля неоднократно обнаруживали местонахождение П-12 и уничтожали их, но станции продолжали работать, обеспечивая египтянам контроль над большей частью Синайского полуострова.

Ситуация была настолько серьезной, что министр обороны Моше Даян и командующий Южным округом Ариэль Шарон обдумывали возможность отвода израильской армии от Суэцкого канала вглубь Синайского полуострова, вернув его часть Египту в одностороннем порядке. Но такой шаг означал бы поражение Израиля, и это, скорее всего, подвигло бы египтян на еще более активные действия.

В тот день 24 декабря 1969 года, вспоминает Рами Шалев, он как раз завершал очередную 24-часовую смену и валился с ног от усталости, но решил напоследок просмотреть спутниковые снимки южной части Суэцкого канала. Неожиданно он заметил на снимке в районе Рас-Ариба два объекта, напоминающие бедуинские шатры, но именно напоминающие. Что это было на самом деле?

Тут надо заметить, что с начала космической эры на тот момент прошло чуть более 10 лет, и качество спутниковых фотоснимков оставляло желать много лучшего, а их расшифровка не была точной наукой, а скорее искусством, в немалой степени основанным на интуиции расшифровщика. Доверяя исключительно собственной интуиции, Шалев предположил, что речь идет о той самой станции П-12, которая доставляла столько неприятностей ЦАХАЛу. Но если это так, получалось, что израильские летчики наносили удары по ложной цели, специально установленной советскими специалистами для отвода глаз.

Навалившаяся на Рами усталость исчезла мгновенно. Вновь и вновь он смотрел на снимок и утверждался в правильности своей догадки. Советский радар располагался в глубине египетской территории, и к нему вела лишь узкая козья тропа. Египтяне, видимо, были так уверены в безопасности такого месторасположения РЛС, что она почти не охранялась. Вокруг станции не было видно ни зениток, ни какой-либо другой боевой техники, а охрана и обслуживающий персонал размещались в поставленной рядом бедуинской палатке. В отсутствии охраны и боевой техники и заключалась военная хитрость – кто станет искать радар в таком пустынном месте, рядом с одиноким шатром бедуина?!

Шалев поспешил поделиться своим открытием с товарищами. Те сгрудились вокруг снимка, но после короткой дискуссии пришли к выводу, что речь идет именно о бедуинской палатке и скромном хозяйстве рядом с ней, и посоветовали Шалеву идти спать, а не заниматься глупостями. Но Рами все же решил поговорить с начальником отдела майором Ихиэлем Хальором. Хальор долго рассматривал снимок и наконец сказал: «Знаешь, возможно, ты прав. Если это так, мы завтра же разбомбим этот радар к чертовой матери!». И вот тогда Рами Шалев произнес: «А почему бы нам просто не забрать его себе?»

И сегодня, спустя 50 лет, он не может объяснить, как ему пришла в голову эта нелепая идея и зачем он высказал ее своему командиру. Но слово было сказано. Майор Хальор внимательно посмотрел на Рами и… велел идти вместе с ним к начальнику разведки ВВС полковнику Шайке Баркату.

Изображение
Генерал Рафаэл Эйтан, руководивший операцией

Можно и взять…

Шайке Баркат хорошо запомнил, как у него в кабинете появился майор Ихиэль Хальор со спутниковым снимком и с «каким-то пацаном в чине сержанта». Вот как он рассказывал об этом:
— Ихиэль сказал мне: «Похоже, мы нашли место, где они прячут настоящий радар, а не выстроенную под него декорацию». Я посмотрел на снимок, сказал, что это интересно, и пригласил к себе начальника оперативного отдела Давида Иври. Мы посмотрели на снимок и, не сговариваясь, почти одновременно сказали, что нужно как можно скорее уничтожить эту штуку с воздуха. И тут парнишка, который пришел с Хальором, сказал: «А почему бы нам не взять ее себе?». Мы переглянулись, и хрен его знает почему, но нам показалось, что в этой идее что-то есть. Вместе с Иври и Хальором мы направились к командующему ВВС Моти Ходу и сказали ему: «Командир, мы вроде бы нашли советский радар, но вот майор Ихиэль Хальор предлагает не разбомбить его, а захватить». Ход ответил: «Что ж, это интересно. Проверьте, что можно сделать».

В тот же день, получив увеличенные космические снимки, Давид Иври собрал совещание, на котором обсуждалась возможность захвата РЛС. Когда стало известно, что вес советской станции составляет порядка семи тонн, летчики развели руками – вертолетов, которые могли бы поднять такой груз, у израильской армии на тот момент не было.

Но тут командир эскадрильи «Ночные хищники» Авраам Пери высказал предположение, что ведь можно разобрать советский радар на две части, чтобы упростить задачу. Тем более что как раз на днях из США прибыли три из пяти закупленных Израилем американских грузовых вертолета СН-53. Марка вертолета отчасти и подсказала название будущей операции — «Петух-53».

Заседание оперативного отдела ВВС все еще продолжалось, когда Авраам Пери решил позвонить пилоту одного из СН-53 Нехемии Дагану, чтобы проверить, реально ли осуществить идею.
— Нехемия, — спросил он, — ты сможешь поднять в воздух часть русской радиолокационной станции?
— А сколько она весит? — ответил вопросом на вопрос Даган.
— 3,2 тонны.
— Согласно технической документации максимальная грузоподъемность моего вертолета составляет 2,9 тонны, — заметил Даган.
— Я же тебя спрашиваю не о том, что в документации записано, — раздраженно сказал Пери. — Я спрашиваю, сможешь ты поднять радар или нет. Если скажешь «нет», будем считать вопрос закрытым.
На пару минут в трубке повисло молчание.
— Думаю, 300 кг дополнительной нагрузки машина выдержит, — произнес наконец Даган, прекрасно зная, что вертолет не грузовик и каждый лишний килограмм имеет для него большое значение.
— В крайнем случае сброшу его вниз, но попробовать стоит, — добавил он.

Конечно, если бы кто-нибудь в тот момент сказал, что вертолету Дагана придется нести груз не в 3,2, а в 4,3 тонны, вопрос о реальности проведения такой операции отпал бы сам собой. Но кто ж мог это знать!

Рафуль и все остальные

Изображение
26 февраля 1969 г. Израильские десантники, участвовавшие в захвате советского радара

Непосредственное планирование операции было поручено легендарному Рафулю — Рафаэлю Эйтану, занимавшему тогда пост главного офицера десантных войск. Эйтан в тот момент как раз планировал очередной удар по ложной РЛС, и ему пришлось перестраиваться на ходу. Рафуль немало удивился, когда командир 35-го полка Хаим Надель, каким-то образом прослышавший о планируемой операции, принес ему ее детальный план, который в целом был принят.

Надель, возможно, рассчитывал, что после этого проведение операции доверят именно его подразделению, но ошибся. В итоге выполнение задачи было решено возложить на 50-й десантный батальон бригады НАХАЛ. Непосредственно операцией командовал подполковник Арье (Цимель) Цидон. Командирами групп были Хаим Надель и Дорон Рубин. Каждому из этой тройки было не занимать боевого и командирского опыта, каждый в дни недавней Шестидневной войны побывал в самом ее пекле.

План был прост – в операции будут задействованы три вертолета, на борту каждого будут находиться по 22 коммандос с личным оружием и необходимым оборудованием для разборки РЛС П-12. Подполковник Цидон просил увеличить количество участвующих в операции бойцов, но ему отказали – нельзя было перегружать вертолеты.

Десант решили высадить примерно в 5 км от цели, и он должен был продвигаться к советскому радару по египетской территории. Затем бойцам следовало разделиться на группы. Перед одной группой ставилась задача нейтрализовать охрану РЛС, а перед другой — заняться разборкой станции. После этого на место должны были подлететь вертолеты СН-53 и поднять разобранную станцию в воздух. Чтобы египтяне не обнаружили десант и грузовые вертолеты, ВВС ЦАХАЛа в то же время должны были нанести отвлекающий удар.

Перед операцией на полигоне Пальмахим прошли учения, в ходе которых до мелочей отрабатывались все детали. В качестве прототипов той техники, с которой предстояло работать бойцам, использовались трофейные советские грузовики и найденная на складе в Црифине устаревшая РЛС П-10.

Учения шли целый день, пока десантники не научились укладываться в установленные для каждой части операции временные рамки. Попутно в ходе учений выяснилось, что американские вертолеты способны поднять четыре тонны груза, и это вселяло надежду на успех операции, так как точный вес антенны и генератора новой советской РЛС был неизвестен.

Операция началась 26 декабря 1969 года в 22.00…

Ветер удачи

Полет десанта проходил, понятное дело, в кромешной тьме, над незнакомой местностью, напоминающей марсианскую пустыню – совершенно однообразный пейзаж без каких-либо ориентиров, за которые можно зацепиться. Высадка бойцов должна была произойти у излучины ручья, который, судя по карте, был единственным ориентиром на местности. Таким образом, группе не оставалось ничего другого, кроме как полагаться на профессионализм штурманов и их интуицию (не самый надежный фактор).

В состав десанта входили 66 бойцов, врач, техники, которые должны были руководить разборкой РЛС, специалист по допросу пленных и журналист Ран Адалист. Когда в окнах вертолета показалась излучина реки и вдали антенна локатора, все вздохнули с облегчением – штурманы не подвели. Теперь дело было за пилотами — они должны были посадить вертолеты в указанное место, но Авраам Пери неожиданно почувствовал, что машина его не слушается. Трижды он заходил на посадку, прежде чем решился приземлиться. Потом оказалось, что вес захваченного с собой сварочного и прочего оборудования составлял 2200 кг — для десантных вертолетов запредельная нагрузка.

Кстати, как выяснилось позже, египтяне, несмотря на все предосторожности, все же засекли израильские вертолеты и поняли, что готовится высадка десанта. Но они были уверены, что ЦАХАЛ снова пойдет по ложному следу, и потому ждали противника около фальшивого радара, не подумав о том, чтобы предотвратить нападение на настоящий радар.

Дальше все шло вроде бы по плану. Генерал Рубин много позже вспоминал, что Надель и Цимель стали торопить друг друга, но Рубин заявил, что следует двигаться в намеченном темпе и соблюдать запланированный хронометраж. Все это в итоге чуть не привело к ссоре, но тут впереди показалась антенна.

Последние 300 метров до цели пробирались по-пластунски и перед решающим рывком залегли в песке. В свете луны бойцы видели египетского часового, спокойно прогуливающегося у радара, и Арье Цидон отдал приказ о начале захвата. Часовой заметил выросших как из-под земли израильских солдат и с криком бросился бежать, но было уже поздно.

Полет занял 25 минут, а на разборку РЛС ушло около часа. В 2.30 ночи прибыл Нехемия Даган, и бойцы тросами подвязали к его вертолету основную часть РЛС весом четыре тонны. Но когда он поднял гигантскую машину в воздух, тросы начали рваться. Затем вертолет сильно тряхнуло, словно в него попала ракета, и на приборной доске загорелись красные лампочки, сообщавшие, что вышла из строя часть гидравлической системы вертолета.

Согласно инструкциям в этой ситуации пилоту следовало немедленно сбросить груз. Полный отказ гидравлики означал неминуемую гибель. Даган попытался связаться с Пери, чтобы обсудить сложившееся положение, но командир не отвечал. Тогда он решил продолжить полет и на предельно низкой высоте дотянул до израильской стороны Суэцкого канала. Уже потом выяснилось, что была нарушена изоляция между трубами гидравлической системы, и они стали тереться друг о друга. В результате одна труба взорвалась, и из нее вытекло масло. Так что до места Нехемия Даган дотянул буквально чудом.

Пилот второго вертолета Зеэв Матас благополучно доставил антенну и снова отправился в полет, чтобы забрать доставленные Даганом генератор и прочие части радара. К нему в вертолет сели несколько десантников. По пути вертолет Матаса из-за сильного ветра едва не разбился — оказалось, что герои-коммандос забыли закрыть люк и иллюминаторы.

Но в целом на протяжении всей операции израильтян сопровождал все же другой ветер — ветер удачи, позволивший занести в послужной список ЦАХАЛа еще одну блестящую операцию.

Правда, по сложившейся традиции Израиль поначалу вообще отрицал, что имеет отношение к похищению радара, затем признал, что рейд коммандос на египетскую территорию действительно имел место, но ни словом не упоминал при этом РЛС П-12.

А теперь несколько слов о самой модели советской радиолокационной станции. Генерал в отставке Виктор Франко рассказывал:
— Еще в 1967 году в Шестидневную войну мы знали, что русские передали Египту новейший радар П-12, и что он представляет из себя чуть ли не гениальное творение инженерной мысли. Тогда мы пытались захватить эту РЛС у Эль-Ариша, но у нас ничего не вышло. Когда же радар оказался в наших руках, выяснилось, что это устройство чрезвычайно примитивно. Мы без всякого труда нашли способ заткнуть его, после чего советские радары нам вообще больше не мешали.

Полковник в отставке и инженер-электронщик Элиягу Ицхаки, непосредственно занимавшийся разборкой П-12, также невысокого мнения об этой станции.

— По сути, — объясняет он, — речь идет лишь о немного усовершенствованной немецкой РЛС времен Второй мировой войны. Первая советская РЛС П-10, которую мы захватили в ходе операции 1954 года, вообще была едва ли не точной копией немецкой. П-12 представляла ее усовершенствованный вариант, но опять-таки без каких-либо технических озарений. Тем не менее, она обеспечивала обнаружение самолетов на дальности около 200 км, летящих в диапазоне высот до 25 км. Но после операции «Петух-53» эти станции стали для египтян бесполезными.

Остается добавить, что больше всех успеху операции «Петух-53» радовался Рами Шалев. В ночь на 27 декабря он не спал, представляя себе, что будет, если он все же ошибся и принял за РЛС обычный бедуинский сарай, не говоря уже о том, как повернутся события, если бой за этот сарай обернется человеческими жертвами.

Так что на следующее утро Рами с облегчением разрядил винтовку с той пулей, которую приготовил для себя на всякий случай…


Отсюда

Итак, в 1969 году, через 24 года (!!!!! :lol: ) после окончания 2-й мировой войны и через 15 лет (!!!! :twisted: ) после того, как последний пленный немецкий инженер был освобожден из савецкого плена, в стране советов речь идет :D :lol: :mrgreen: :P :twisted: :

"...лишь о немного усовершенствованной немецкой РЛС времен Второй мировой войны.

Первая же советская РЛС П-10, которую мы захватили в ходе операции 1954 года, вообще была едва ли не точной копией немецкой.

П-12 представляла ее усовершенствованный вариант, но опять-таки без каких-либо технических озарений."


И что - кто-то еще продолжает верить в славу русского оружия? Реально? :mrgreen:
С уважением,
персонал Моторного центра
АБ-Инжиниринг.
Конрад Карлович
Технический директор
Сообщения: 1270
Зарегистрирован: 26 окт 2016, 15:07
Откуда: г.Донецк-13й район

Re: Про славу русского оружия

Сообщение Конрад Карлович »

Резина интересная...а так то молодцы что вертолётами, а то я вначале подумал как они их заведут :mrgreen:
Аватара пользователя
AB-Engine
Гуру
Сообщения: 19133
Зарегистрирован: 01 июн 2004, 20:45
Откуда: Москва-Киев-Одесса
Контактная информация:

Re: Про славу русского оружия

Сообщение AB-Engine »

"Когда же радар оказался в наших руках... Мы без всякого труда нашли способ заткнуть его, после чего советские радары нам вообще больше не мешали."

:lol: :lol: :lol:
С уважением,
персонал Моторного центра
АБ-Инжиниринг.
Ответить